Azərbaycan Respublikası Səhiyyə Nazirliyinin rəsmi saytı

Для меня Зарифа Алиева - Ученый с большой буквы - один из лучших офтальмохирургов Москвы (Trend)

Таир Джафарли, главный врач глазной клиники "Доктор Визус" РАМТН, с трудом выкроил время для интервью в своем плотном рабочем графике. Это ежедневный поток пациентов, операции да еще преподавательская работа в Российской медицинской академии последипломного образования.

Но на вопросы корреспондента "Известий" авторитетный в российской столице офтальмохирург отвечал искренне и охотно.

 

-Где вы получили медицинское образование?

 

- Я учился во 2-м Медицинском институте в Москве, окончил лечебный факультет в 1993 году. Поступал я в этот вуз в Баку благодаря системе иногороднего приема, которая была успешно внедрена по инициативе Гейдара Алиева в бытность его первым секретарем ЦК Компартии Азербайджана. В тот год в Баку приехали специалисты из Москвы, чтобы отобрать абитуриентов. Мы сдавали вступительные экзамены на базе Азербайджанского медицинского института имени Нариманова. Отбор был очень суровым, председатель экзаменационной комиссии "гонял" меня - медалиста, которому надо было сдать всего один экзамен на "пятерку", - аж по восьми билетам по химии. Хотя я был трехкратным победителем республиканских олимпиад по химии, а в восьмом классе стал даже чемпионом СССР, химиком я себя не представлял. Впрочем, врачей в нашей семье тоже никогда не было.

 

-Так вы, получается, самородок!..

 

- Да, можно так сказать. Тяга мамы к знаниям воплотилась в том, что все дети - мои старшие братья и сестра - получили высшее образование. С мамой мы говорили по-азербайджански, с отцом - по-русски. Он воспитывал нас космополитами, как сказали бы сейчас. В результате я думаю на русском языке, и сны мне снятся на русском. Когда я слышу мелодичный мугам, мне приятно сознавать, что это музыка моего народа. Но все-таки родным для себя языком считаю русский. Конечно, никто из нас и представить не мог, что Советский Союз может развалиться, а мы окажемся иностранцами. Я сейчас приезжаю в Азербайджан как иностранец.

 

-Почему по окончании института вы решили остаться в Москве?

 

- У меня не было ощущения, что мы построим стены и границы. Отправляясь в Москву, я не думал, что купил билет в один конец. Так сложилось, что после окончания института я получил в Москве ординатуру, досрочно защитил кандидатскую диссертацию в Научно-исследовательском институте глазных болезней РАМН. К тому моменту я уже был женат, у нас родилась дочь. Кому кто был нужен в начале 90-х? Очень многие мои коллеги, независимо от национальности, уехали вообще за пределы Союза.

 

-Были ли в вашей жизни моменты, когда вы жалели, что переехали в Россию?

 

- Пожалуй, нет. Парадокс, но порой люди, которые останавливают меня на улице для проверки документов, говорят по-русски хуже, чем я. А вот моя жена, русская по национальности, научилась прекрасно готовить азербайджанские блюда. Она хочет, чтобы трое наших детей знали азербайджанский язык. Но у меня просто нет времени с ними заниматься языком, но упорство жены дает "первые всходы".

 

-Как же ваши дети осваивают родной язык?

 

- И с супругой, которая также изучает турецкий, и самостоятельно. А вот что меня пугает и настораживает, так это эмиграционное настроение населения. Мои сверстники уехали из нынешней, "демократичной" России. Думаю, что дело отнюдь не в плохом климате, как часто говорят покидающие навсегда Россию, а в какой-то обиде на родину. Поэтому мне бы хотелось, чтобы мои дети искренне любили Россию, гордились ее историей. Они долго не понимали, как рожденный в Баку может говорить на русском. И мне пришлось им объяснить, что Мстислав Ростропович тоже бакинец. Как и Эммануил Виторган, которого я оперировал, и недавно скончавшийся критик Виталий Вульф. Если бы меня спросили, что есть правильная национальная политика, я бы сказал: надо разработать Доктрину россиянина. И не делить россиян на русских, "лиц кавказской национальности", евреев и прочих. В России среди прочего меня держит образование моих детей. Но если и на нем захотят крест поставить, сделать обязательными предметами только физкультуру и ОБЖ, то это будет глупость. Школа должна дать универсальное, широкопрофильное образование, а не брать за основу американскую модель. Помню первый вопрос, который мне задал один американец, когда узнал, что я "from Russia": "Это город или страна?"

 

-А как обстоит дело с образованием в Азербайджане?

 

- Я его не очень хорошо знаю, но слышал массу жалоб и нареканий. Впрочем, что мне в Азербайджане нравится больше, так это толерантное патриотичное воспитание. Я читал все новые российские учебники: в них толерантности мало. В них, например, сказано, что Ледовое побоище Александр Невский выиграл только потому, что взял с собой икону. Мне же казалось, что русский дух - это еще смелость, мужество, смекалка. Вообще, я негативно отношусь к влиянию религии на государство. Считаю, что церковь должна занимать ту нишу, которая ей отведена. И примеров, пропагандирующих ислам, я в азербайджанских учебниках не видел. К тому же Азербайджан перешел раньше, чем Россия, на ЕГЭ, и это уменьшило коррупционную составляющую поступления в вузы.

 

-Что вы можете сказать о развитии офтальмологии в Азербайджане? Поддерживаете ли вы контакты с коллегами в Баку и обмениваетесь ли с ними опытом?

 

- Офтальмология имеет в Азербайджане исторические корни. В Баку функционирует одна из крупнейших учебно-научно-клинических баз - НИИ глазных болезней имени Зарифы Алиевой. Когда Зарифа-ханум стала академиком, в СССР насчитывалось всего три-четыре женщины-академика. Она занималась очень сложной темой - профессиональными глазными болезнями. Благодаря Зарифе-ханум вышли первые учебники, сформировалась целая школа. Для меня она - Ученый с большой буквы. И сейчас в Азербайджане у нее много последователей, достойных врачей-офтальмологов. Конечно, не хватает современного оборудования, клиник, но решению этих вопросов в Азербайджане уделяется, как мне кажется, не меньше внимания, чем в России. Не надо забывать, что и первая леди Азербайджана Мехрибан-ханум Алиева - офтальмолог по образованию. Меня неоднократно приглашали в Баку консультировать и оперировать как простых граждан, так и высокопоставленных чиновников. Не скрою, хотелось бы приносить больше пользы своей родине.

 

-Насколько интенсивны контакты между медицинскими ведомствами России и Азербайджана?

 

- Медицина всегда была приоритетным направлением наших взаимоотношений. Так уж получилось, что правду, в том числе медицинскую, всегда искали в Москве. Несмотря на то что в Азербайджане достаточно много хороших специалистов, традиционно считалось, что в Москве врачи профессиональнее. Поэтому по-прежнему сохраняется поток пациентов, приезжающих в Москву, Санкт-Петербург и другие российские города на обследование и лечение. Российско-азербайджанские отношения весьма тесные, но мне бы хотелось, чтобы они были шире в сфере науки и образования. В России достаточно много азербайджанцев среди заведующих кафедрами, профессоров, и они могли бы внести свой вклад в воспитание национальных кадров для своей исторической родины. Специалисты должны готовиться в Азербайджане и проходить практику или повышать квалификацию в России.

 

-Принимаете ли вы участие в деятельности азербайджанской диаспоры в России?

 

-Да, я член президиума Всероссийского азербайджанского конгресса. Неоднократно, будучи еще сотрудником Российского государственного медицинского университета, я читал лекционный курс по этнозаболеваемости на Кавказе. Я горжусь тем, что, будучи азербайджанцем, работаю врачом в Москве. И помогаю слабо видящим людям познавать мир. Для меня это огромное счастье!

 

Источник: www.izvestia.ru

28/04/2011

Azərbaycan Respublikası Səhiyyə Nazirliyin Rəsmi Saytı
Saytdakı materiallardan istifadə edərkən istinad etmək zəruridir!
Bütün hüquqlar qorunur! © 2011-2013